>

Вячеслав Швед. Исламский мир в 2015 году: через испытания к новой роли в мировой политике

Уходит в историю 2015-й год. Чем он стал для Исламского мира, какие главные события на международной арене имели решающее значение для его развития, с какими проблемами, трагедиями и надеждами столкнулась мусульманская умма?

Нет сомнения в том, что в эпицентре жизни Исламского мира был своеобразный огненный треугольник Сирия − ИГИЛ − Турция. Именно в этих координатах происходили события, которые имели стратегическое значение для мусульман мира. Многострадальная Сирия и ее народ стали тем ядром, где зарождались новые вспышки трагедии, продолжающейся уже пятый год, с момента, когда сирийский народ восстал против диктаторского режима Б. Асада. Скорее всего, с режимом уже давно было бы покончено, если бы не огромная помощь ему со стороны Ирана и России. А еще почти полтора года назад часть сирийской территории оказалась под властью так называемого «Исламского государства» − квазигосударственного образования, которое базируется на откровенном экстремизме и терроризме − и превратилась в настоящую раковую опухоль для всего арабского мира. И во второй половине года этот монстр получил ощутимые удары со стороны антиигиловской коалиции. 40% территории, контролируемой «Исламским государством», освободили. Это заставило его менять тактику борьбы и, прежде всего, перейти к попыткам навязать миру глобальные террористические атаки с тем, чтобы посеять панику и раздор, противопоставить мусульман и не мусульман. Кровавые террористические атаки в Триполи, Стамбуле незадолго до очередных парламентских выборов, а также целая серия терактов в Париже 13 ноября стали примером новой кровавой тактики ИГИЛ. Но, убежден, что эта террористическая структура совершенно не имеет какой-либо перспективы в Исламском мире. Главное, что «Исламское государство» уже проиграло борьбу за умы и души мусульман. Согласно последним исследованиям, удельный вес ее сторонников в арабских странах не превышает 2–4% от всего населения.

Ситуация в Сирии значительно усложнилась с 30 сентября, когда Россия начала открытое военное вмешательство в сирийский кризис и направила в эту страну значительное количество авиации и сухопутных сил, которые начали наносить удары не столько по позициям ИГИЛ, сколько по умеренной антибашарской оппозиции. Было очевидно, что главной целью этого прямого военного вмешательства России есть отчаянные попытки спасти нынешнего сирийского диктатора и удержать под своим контролем Сирию по любым вариантам развития ситуации в этой стране.

Но в это чрезвычайно сложное и драматическое время для всей мусульманской уммы состоялись и серьезные положительные изменения и события, давшие ей шанс выстоять. Знаменательно, что признанные лидеры арабо-мусульманского мира в Ближневосточном регионе − Саудовская Аравия и Турция − нашли возможности не только для мобилизации всех своих внутренних резервов, но и для формирования достаточно мощной суннитской коалиции на основе укрепления единства и координации усилий наиболее влиятельных мусульманских стран и преодоления тех внутренних споров, которые препятствовали объединению. Символично, что именно эпизод со сбитым в турецком воздушном пространстве российским бомбардировщиком Су-24, дальнейшие авантюристические действия нынешней российской власти, а также те угрозы, которые распространялись в российских СМИ относительно намерений России бомбить Саудовскую Аравию и Катар, значительно ускорили создание такой коалиции. Поэтому вполне закономерной стала та молниеносная реакция лидеров ведущих суннитских стран на призыв саудовского короля Салмана к объединению. Буквально за 72 часа 34 государства заявили о вступлении в такую коалицию, которую, конечно, возглавила Саудовская Аравия. Среди этих стран − Саудовская Аравия, ОАЭ, Иордания, Бахрейн, Турция, Пакистан, Бангладеш, Тунис, Кувейт, Ливан, Египет, Марокко, Йемен, Палестина, Сенегал, Нигерия, Малайзия и другие. И первая, но очень показательная реакция на это событие − поспешный вывод Ираном своих военных подразделений из Сирии. Итак, российские войска остаются фактически единственной опорой обанкротившегося сирийского диктатора, которого оставляют его бывшие покровители.

Убедительная победа в Турции на внеочередных парламентских выборах в начале ноября Партии справедливости и развития, которая уверенно и успешно, начиная с 2002 года, осуществляет руководство развитием этой страны и обеспечивает ее вхождение в двадцатку наиболее успешных экономик мира, несомненно, придало силы и уверенности нынешнему суннитскому альянсу. Именно эта победа и заметная стабилизация ситуации в стране позволила Турции дать достойный отпор обнаглевшим российским «соколам», что создало принципиально новую геостратегическую ситуацию как на Ближнем и Среднем Востоке, так и в Черноморско-Каспийском регионе, когда большинство Исламского мира вступило в прямую конфронтацию с нынешним внешнеполитическим курсом путинской России. Такие новые реалии еще раз убеждают, насколько важно для Украинского государства обеспечить всестороннее развитие стратегического сотрудничества с ведущими мусульманскими странами и их международными и региональными структурами.

Отличительным и символическим событием в 2015 году стало присуждение Нобелевской премии мира известной тунисской общественной организации Квартет национального диалога. Таким образом было отмечено выдающуюся роль, которую он сыграл в достижении исторического компромисса между ведущими силами страны в 2013—2014 гг. и дальнейшем продвижении на пути демократии. Как отмечалось Нобелевским комитетом, эта премия должна стать «стимулом для всех, кто хочет способствовать миру и демократии на Ближнем Востоке, в Северной Африке и во всем мире».

А в итоге хочется обратить внимание на то, что Исламский мир, особенно его ядро ​​− Арабский Восток − все увереннее становится активным субъектом мировой политики, без которого невозможно решение ни одной важной проблемы и формирование новой системы глобальной безопасности.

Вячеслав Швед, заведующий отделом истории
стран Азии и Африки ГУ «Институт всемирной
истории НАН Украины»

Источник: http://islam.in.ua

Перейти до початку