Арабист Сергей Гуцало: В Катаре может произойти дворцовый переворот

Как кризис в Персидском заливе связан с президентом США Дональдом Трампом и почему блокада Катара отразится на Украине – читайте в интервью со старшим научным сотрудником отдела истории стран Азии и Африки Института всемирной истории НАН Украины Сергеем Гуцало. (Комсомольская правда в Украине, 16 июня 2017 года).

Начиная с 5 июня 11 стран Персидского залива разорвали с Катаром дипломатические отношения, объявив ему торговую и транспортную блокаду. Страну с населением меньше двух миллионов человек, по площади не превышающую половину Киевской области, обвинили в поддержке терроризма и связях с шиитским Ираном. Страны из антикатарской коалиции и сам Катар исповедуют ислам суннитского толка.

Катар давно на первом месте по ВВП на душу населения в мировом рейтинге – около 74 тысяч долларов, - но его соседи не менее богаты, влиятельны и дружат с новым президентом США Дональдом Трампом. Все это побудило жителей Катара бежать в магазины и скупать продукты, опасаясь дефицита.

- Сергей Евгеньевич, кризис в Персидском заливе действительно серьезен или это что-то мимолетное?

- Конфликт очень серьезный. Не зря его связывают с дипломатической войной. Связи с Катаром разорвали ведущие страны региона.

Причина в особых отношениях Катара с Ираном, который финансирует шиитские движения "Хезболла" и "Амаль". Арабские монархи, которые ведут свое происхождение от пророка Мухаммеда, не могут остаться в стороне от борьбы Ирана за лидерство и распространения шиитского влияния в регионе.

Достаточно вспомнить войну в Йемене (в 2014 году арабские страны Аравийского полуострова создали антизейдискую коалицию, чтобы подавить шиитских повстанцев., - Авт.), и Ормузский пролив, который Иран неоднократно обещает перекрыть. И еще есть три спорных острова, на которые претендуют Иран и Эмираты. 

То, что Катар проводит политику, которая расходится с политикой других арабских государств региона, не было секретом. Хотя официальные власти Катара это усильно отрицают. И все знали, что у Катара существуют проблемы с Саудовской Аравией, Эмиратами, Бахрейном, где живет самое значительное шиитское меньшинство - до 40 процентов населения. И особые отношения Катара и Ирана появились не сейчас.

- Что стало катализатором? Новый президент США побывал в Саудовской Аравии в конце мая, и через две недели Катар оказался в блокаде…

- Администрация президента Обамы не была задействована в политике Ближнего Востока настолько сильно, как бы этого хотелось странам Персидского залива. Кризис в Катаре – это вызов Трампу. Челлендж, который ему бросил Персидский регион.

Если Трамп будет успешно с ним справляться и одновременно решать внутриполитические проблемы США, то укрепит свои позиции и станет одним из ведущих американских президентов.

- Трамп хотел начать свое президентство с чего-то подобного или страны Персидского залива заманили его в эту ситуацию?

- Об этом мы можем только гадать. Трамп находится у власти слишком мало, чтобы понять, чего он конкретно хочет на Ближнем Востоке. Но то, что он совершил первый государственный визит в Саудовскую Аравию – беспрецедентный шаг для американской политики.

Этим он показал, что хочет что-то менять или что-то укреплять здесь - действовать. Вот этим арабы могли воспользоваться.

- Чем может закончиться противостояние?

- Я не исключаю дворцовый переворот в Катаре. Страны, которые объявили ему блокаду, завязаны друг на друге. Если они решат, что нужно подталкивать оппозицию Катара, то в такой острой ситуации, как сейчас, к власти могут прийти другие политические силы.

Пока, правда, оппозиция не заявила о себе. Пока мы видим только кризис, который, если его не урегулируют в ближайшее время, затянется.

У Катара достаточно материальных ресурсов. Не стоит рассчитывать на истощение страны или на то, что на нее можно надавить, например, военным путем. Это невозможно, поскольку у Организации сотрудничества арабских государств залива есть договор о совместной обороне. Никто из членов договора не станет менять свою политику настолько кардинально. Тем более по мусульманским понятиям – это большой грех. Некоторые правящее монархические режимы связаны с пророком Мухаммедом и его семьей.

К тому же с Катаром дипломатические отношения разорвали, но из организации государств сотрудничества Персидского залива не исключили. Поймите, в арабских странах военные или государственные перевороты – не одиночные случаи. Смена династий, царств и правителей – традиции востока.

- Насколько верны утверждения, что у каждой страны есть личный интерес блокировать Катар? Например, Бахрейн давно соперничает за газовые месторождения; Эмираты мстят за вмешательство во внутреннюю политику через "Братьев-мусульман"…

- У каждой страны могут быть свои интересы, но глобально кризис возник из-за связи Катара с Ираном.

Например, возьмем Иорданию. Она не подвержена такому влиянию Ирана, но речь идет о династических и монархических связях и, конечно, финансовых ресурсах. Нынешний король Иордании Абдулла ІІ, 40-й наследник пророка, в хороших отношениях с саудовским режимом. Страна идет в русле традиционного суннитско-шиитского противостояния.

- Почему Турция стала на сторону Катара?

- Президент Эрдоган борется за влияние и роль лидера в регионе. Турция ради этого готова пожертвовать своим членством в ЕС, хотя переговоры об этом ведутся с 60-х годов прошлого века. Представляете, чем они жертвуют?

Сейчас Турция задействована в Сирии, поддерживая режим Асада, который также поддерживает Иран. С Ираном у Турции напряженные отношения, хотя периодически бывают обмены визитами на уровне министров. Видимо, для Турции очень важно, чтобы Катар не оказался в полной изоляции и не произошел дворцовый переворот.

- Смена власти в Катаре, о которой вы говорите, или урегулирование кризиса более мирным путем - кто этим будет заниматься?

- Большую роль играет Америка. Она - единственный очевидный кандидат на роль посредника между Катаром и Саудовской Аравией.

К Трампу очень положительно относятся все режимы, задействованные в конфликте. Также в Катаре находится американская военная база Эль-Удейд с самым крупным военным контингентом США на Ближнем Востоке. Трамп заинтересован в стабилизации цен на нефть, и решение проблемы с Катаром сыграет в пользу Америки в плане ее миротворческих усилий.

- А как насчет России – или ее роль преувеличивается?

- Россия задействована в конфликте, но я бы не хотел об этом говорить, потому что главный игрок – США.

- Кризис в Персидском заливе может сказаться на Украине?

- Мы должны отслеживать ситуацию, хотя Россия и Америка вытеснили нас из региона. Мы завязаны на Персидском заливе, поскольку ориентируемся на рыночные цены на нефть и газ, которые сегодня не стабильны. В Катар мы поставляем сельхозпродукцию (товарооборот 38 миллионов долларов. - Авт.), есть сотрудничество в сфере IT-технологий и гражданской авиации. Наша авиация используется по всему миру, хотя Запад не идет на то, чтобы пускать наши разработки в серийное производство. Зато это готовы делать в Саудовской Аравии и в Иране.

Пока конфликт на начальном этапе и не ясны намерения сторон, нашему МИДу хорошо бы было выпустить заявление с призывом к мирному решению кризиса путем переговоров. 

Страны, которые объявили Катару бойкот

Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн, Египет, Йемен, Ливия, Коморские острова, Мавритания, Мальдивы и Маврикий. А Иордания заявила о сокращении своего дипломатического корпуса.

 

Источник: http://kp.ua/politics/578177-arabyst-serhei-hutsalo-v-katare-mozhet-proyzoity-dvortsovyi-perevorot

Перейти до початку